Богатые тоже платят: нужен ли потолок зарплат европейскому футболу

Как растущие доходы суперклубов убивают конкуренцию и что с этим делать

По итогам сезона 2016/17 самый щедрый зарплатный бюджет – €372 млн – у «Барселоны»: чем больше звезд в команде, тем больше приходится тратить Фото Power Sport Images / Getty Images

В январе увидели свет два интересных доклада на тему футбольных финансов. Консалтинговая компания Deloitte опубликовала традиционный рейтинг самых зарабатывающих клубов Европы (первая тройка — «Манчестер Юнайтед», «Реал», «Барселона»). А Союз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) представил ежегодный рапорт, посвященный клубному футболу (там учитывают доходы от трансферов, что вывело в лидеры по прибыли «Зенит»).

Универсальным комментарием к обоим исследованиям можно считать высказывание главы УЕФА Александра Чеферин: «Самые богатые клубы скупают всех лучших игроков. Мы должны остановить это».

Президент УЕФА не впервые поднимает вопрос о финансовых ограничениях. «Потолки зарплат, налоги на роскошь, ограничения заявок, эволюция финансового Fair Play, реформы трансферной системы, создание центра анализа для контроля финансовых потоков, ограничения на комиссионные выплаты агентам, введение налогов солидарности на трансферы, которые будут использоваться для поддержки массового и женского футбола, ограничения на аренды, запрет на комбинированное владение клубами, ужесточение правил о собственных воспитанниках. Мы открыты для любых реформ, которые пойдут на благо футбола», — перечислил Чеферин возможные меры еще в сентябре 2017 года.

И эти слова стоит принимать всерьез. Когда-то неосуществимым прожектом считали и само правило финансового фейр-плей, но теперь его вынуждены соблюдать все клубы, выступающие в еврокубках. Однако Чеферин, похоже, готов пойти еще дальше.

Покупательная способность

Если исходить из рейтинга Deloitte, то волноваться УЕФА нечего. Суперклубы продолжают чувствовать себя очень уверенно. Чтобы попасть в топ-20 по коммерческим доходам (трансферы здесь не учитываются) 20 лет назад нужно было заработать €36,2 млн. Сейчас — €199,2 млн. Неудивительно, что из двадцатки вылетел «Зенит» (в 2017-м он был там единственной командой не из топ-5 европейских лиг). Теперь €180 млн для этого не хватило. Как не хватило бы и прошлогодних €196,5 (тогда помогли лигочемпионские деньги).

Для попадания в десятку рейтинга-2018 нужно зарабатывать не менее €405,7 млн (столько в сезоне-2016/17 было у «Ювентуса» — рекорд клуба). Худшая команда в пятерке — «Манчестер Сити» — сгенерировала €527,7 млн (и это тоже клубный рекорд).

В тройке «Манчестер Юнайтед» — «Реал» — «Барселона» за лидерство шла плотная борьба: «МЮ» в итоге победил, хотя и несколько ухудшил прошлогодние показатели (€676,3 против €689 млн). «Реал» отстал на рекордно малые для рейтинга €2 млн. «Барса», оказавшаяся на третьей строчке, заработала €648,3 млн — неудивительно, что им хватает на мегатрансфер Филиппе Коутиньо.

Топ-10 выжимает максимум и из коммерческих сделок, и из ТВ, и из выручки в день матча — вот и стабильные сотни миллионов. Так что суперклубы спокойно вписываются в финансовый фейр-плей, даже покупая Неймара.

В мае 2004-го «Порту» обыграл «Монако» в финале Лиги чемпионов. С тех пор в главном клубном турнире Европы не побеждала команда не из топ-4 телерынка (Фото Tony Marshall / EMPICS via Getty Images)

Охота к перемене

О здоровье клубного футбола в целом свидетельствуют и данные УЕФА. Из топ-20 стран-членов совокупные доходы увеличились у 16 лиг. Понизились лишь у четырех — Шотландии (после банкротства «Рейнджерс» в стране остался только один суперклуб – «Селтик», что лишило чемпионат интриги), Греции (финансовая яма национального масштаба), Украина (война) и Норвегии (упала, но лишь на 13% за шесть лет). Рекордное количество клубов (48) заработало больше €100 млн и больше €50 млн (95).

Однако вот незадача: скорость, с которой богатые богатеют, не оставляет надежды «пелетону». Разрыв между суперклубами и условным средним классом с каждым годом растет. Топ-30 клубов Европы заработали €9,1 млрд — это почти половина доходов всех клубов европейских топ-дивизионов

Топ-12 клубов по коммерческим доходам за последние шесть лет стали зарабатывать на €1,58 млрд больше. Остальные 700 с лишним команд европейских топ-лиг суммарно увеличили заработки только на €700 млн.

И поляризация грозит только увеличиваться. У всемирно популярных клубов есть ресурсы, чтобы и дальше захватывать планету. У команд помельче их нет. И это логично: деньги идут к деньгам, чтобы заработать, нужно инвестировать — об этом еще Дядя Федор из Простоквашино твердил.

Внутри топ-лиг поляризация тоже возрастает. Даже в чемпионатах, где распределение теледенег более-менее демократичное (например, в Англии), топы обходят конкурентов за счет спонсоров. Вне шести главных телевизионных рынков Европы (то есть за пределами Англии, Италии, Франции, Испания, Германии и Турции) половина клубных доходов приходится на деньги, полученные от УЕФА. Что в свою очередь поляризует и ситуацию на внутреннем рынке: ведь в континентальные турниры попадают из них только 3-4 команды.

Зарплатный рост за последние шесть лет составил 8,6%, но доходы в среднем росли еще быстрее (9,5%). Однако и здесь тренд тот же – богатеют богатые. Так, впервые в истории общая зарплатная ведомость английской премьер-лиги более чем вдвое превысила аналогичный показатель ближайшего конкурента — немецкой бундеслиги.

Эту проблему клубы помельче решают по-разному. Где-то делают все, чтобы угнаться за лидерами (в Турции и Испании готовы до 84% клубного дохода в среднем тратить на зарплаты). Где-то принципиально отказываются участвовать в аттракционе невиданной щедрости (в Дании, например, на зарплатный фонд уходит только 55% доходов). А где-то платить просто нечем — в Венгрии суммарные доходы всех клубов элитного дивизиона равны примерно €60 млн — половине суммы трансфера Коутиньо в «Барселону» без бонусов. А трансферная стоимость Неймара, выплаченная игроком «Барсе», в 11 раз больше, чем заработанное сербскими клубами за последний отчетный сезон!

Чтобы понять, что цены на переходы растут, можно не заглядывать в сложную статистику УЕФА, а проанализировать рынок рабочей силы. В 2010-м совокупные траты всех европейских клубов на трансферы равнялись €3,137 млрд, в 2016-м они подскочили почти до €5,43 млрд. Игроки, которые покупались за €3 млрд в 2010-м, к 2016-му были перепроданы за €4,4 млрд.

При этом из топ-5 европейских чемпионатов только французские клубы продают больше, чем покупают. Англия, Германия, Испания и Италия дорого платят, но в итоге получают лучших футболистов мира.

Неудивительно, что именно команды из этих стран все чаще побеждают в еврокубках. С 1991-го по 2000-й Лигу чемпионов выиграли 9 разных команд из 7 стран. С 2001-го по 2010-й — 8 команд из 5 стран. С 2011-го по 2017-й — 4 команды из 4 стран. В последний раз команда не из топ-4 телерынка (Англия, Германия, Испания, Италия) побеждали в главном еврокубковом турнире в 2004 году — это был «Порту». Кстати, тот же португальский клуб был последним «небогатым», победившим в Лиге Европы (в 2011-м).

Узнать баланс

Логично, что Чеферин хочет выправить ситуацию. Прежде всего, это важно с политической точки зрения: бедных федераций в составе УЕФА много, а голосов у них суммарно больше, чем у богатых. Кроме того, развитие футбола в регионах — непременное условие для проведения качественного чемпионата Европы (в финальном турнире теперь играют 24 сборные), весьма ценного для УЕФА телепродукта. Ведь если еврокубки окончательно превратятся в разборки суперклубов, рынки поскромнее могут просто выключить телевизор: своих нет, неинтересно.

Отсюда и разговоры о потолке зарплат и прочих регулирующих клубные финансы реформах. Тем более примеры имеются: североамериканские и австралийские лиги существуют в строгих рамках давным давно. Соревновательный баланс там действительно более четкий. Всех звезд в одном клубе не соберешь, нужно думать, анализировать и даже угадывать. Гораздо большее количество команд может надеяться на итоговую победу, зато аутсайдеры имеют больше шансов заполучить самого талантливого молодого спортсмена на драфте.

Но есть один существенный нюанс: североамериканцы устанавливают лимиты в рамках одной лиги и двух стран (США и Канада). В Европе все по-другому: клубы играют одновременно в нескольких турнирах. В еврокубках участвуют команды из 54 стран и территорий — и потолок должны принять все. Какой?

«Относительный» потолок (который рассчитывается, например, исходя их доходов клуба) все оставит как есть: в лидерах останутся те же, что и сейчас.

Потолок в абсолютных цифрах для зарплат, трансферов и агентских выплат может частично остудить трансферный рынок. Но тогда стоит подумать и об обратной стороне «равенства»: соберут ли суперклубы свои «галактические» составы, если будут ограничены в зарплатных расходах? И не упадет ли зрительский интерес, если «Реал» не сможет позволить себе одновременно Роналду, Бейла и Рамоса, а «Барселона» — Месси, Суареса и Коутиньо? И не станут ли дежурными квази-сделки вроде той, что устроили Неймар и «Пари Сен-Жермен» для переезда бразильца в Париж? Ведь технически это несложно: главный спонсор клуба просто подписывает футболиста как своего посла при условии перехода в нужную команду, а затем платит ему зарплату.

Финансовый фейр-плей и так во многом заморозил возможности крупных инвесторов. «Манчестер Сити» и «Пари Сен-Жермен» — последние проекты, которые стремительно разогнались за счет внешних вливаний. И то по их поводу регулярно говорят о различных не вполне чистых схемах (вроде грандиозной переплаты авиакомпании Etihad за спонсорский пакет «Сити»).

У клубов с проблемных рынков возможностей раскочегарить проект остается совсем мало — вспомним, что даже Сергей Галицкий назвал финансовый фейр-плей несправедливым решением для клубов из Восточной Европы.

Однако нельзя не признать, что финансовые ограничения поправили бухгалтерию команд: заставили многих задуматься о методах хозяйствования и дали результат. Еще в 2010-12 годах клубы работали в совокупный убыток (€382 млн потерь в сезоне-2011 — антирекорд). В 2013-м этот показатель наконец-то стал положительным (общая операционная прибыль составила €339 млн), а в 2016-м он достиг €832 млн — рекорд!

Европейскому футболу нужен такой потолок зарплат, который устроит всех. А этих «всех» слишком много. Суперклубам и без «выравнивания» хорошо. Все козыри у них на руках. В двух флагманских турнирах УЕФА (Лиге чемпионов и Евро) погоду делают именно звезды на контрактах в топ-командах. А поможет ли всем остальным потолок, до которого они все равно не смогут добраться? Чего стоит «налог на роскошь», если у «Реала» и «Пари Сен-Жермен» не будет проблем его заплатить? И главное: как в поисках идеального баланса не нарушить имеющийся?

 

Источник: Forbes

Related Post

Оставьте Ваш комментарий